Окуни

Мы со скво были маленькие тогда. Моя бандитская карьера пошла по пизде в то время. Мне было 22, ей – 21. Кокаиновый флёл сошёл на нет. Я не работал уже совсем. Жрать было нечего.

К тому моменту я вроде как отмазался от всей хуйни, посидел пару недель в КПЗ, вышел, и все вроде стало налаживаться. Но жрать было нечего.

И тогда в моем воспалённом мозгу появились Окуни! Такие большие, жирные рыбы, полосатые и глупые. Которые так и лезли на крючок. Окунь есть мясо – казалось мне.

Она повелась на всю эту тему. Мы проснулись в 4 утра, я перелез через забор детского сада, и нарыл там первоклассных червей в той куче листьев которые они собирали хуй пойми зачем, наверно для светлого будущего.

Мы с ней пошли на канал, и наловили какой-то хуйни. Ерши и уклейки, плотва и краснопёрка. Ни одного окуня. Но, суп из них был ахуенный! В общем, ни одного окуня.

На следующей неделе и скво и я нашли работу. Голод стал отступать.

Про это я отдельно забложу.