про левых, правых и бабло.

Все про бабло, ибо бабло есть универсальный критерий.

Как понимает уважаемый читатель – афтар родился в чичичипи, ну или в сисисипи. Короче, в великой стране, в которой как потом оказалось вообще не было своего бабла. Были какие то оккупационные боны, которые вроде как и называли советским рублем, но нахуй такой рубль нужен, если на него категорически нельзя купить мерседес и вилу с бассейном? Не, это определенно не бабло.

Первые настоящие деньги я заработал в 1992 году. Бизнес был прост. За жвачки и прочее говно я покупал у одноклассников всякую советскую/русскую хуйню, и потом продавал ее туристам у гостиницы Латвия. Это все шло недорого, один одноклассник украл у папы коллекцию дореволюционных бумажных денег, и я ее купил за три пачки жвачки дональд-дак и шесть пачек турбо. Хуй его знает сколько это все стоило на настоящие деньги, но распродано было за три вечера. Принесло примерно 30 долларов. Ну, там были и баксы, и финские марки, и дойчмаркс, и прочее. Щас то я понимаю, что гейропейские туристы просто давали милостыню оборванному советскому подростку. Но не, я не просил – я продавал!

Лучшей сделкой был конечно орден красного знамени, который я купил у одноклассника за настоящие три доллара. Так ему и заплатил – доллар бумажкой и остальное четвертаками. Орден не пришлось продавать на панели. Более опытные фарцовщики заплатили мне за него три десятки, и остальные 20 – по доллару.

Это был первый момент в моей жизни, когда я почувствовал себя богатым человеком с неограниченными возможностями.

В первом и тогда единственном обменнике забраковали 3 из двадцати баксов. Десятки взяли без звука. Щас я понимаю – эти три бакса были личной комиссией оператора. Ну и похуй. Репшик тогда стоил 180 к доллару. За 47 долларов я получил стопку денег, которую я и в кино то не видал до того.

Просто для примера – зарплата учителя например тогда была типа 250 репшиков. В месяц.

Надо сказать – эта вся тема быстро стухла. У гостиницы Латвия начали пастись менты, и если сначала они деликатно отводили таких попрошаек как я в парк напротив этой самой гостиницы, и там делили примерно пополам. Но через пару-тройку месяцев до этих тупых тварей доехало, что они могут дать мне пизды прям на месте и забрать всё.

Этот бизнес сдох. В условиях когда любой мент может забрать всё – ничего делать нельзя

В этот момент я стал ультра-правым, но конечно того не понимал.

Но, жажда быстрого обогащения не оставила меня жи!

В 1993 у меня был лоток на вокзале, где я барыжил книжками. Этот бизнес прикрылся к 94, но тот год дал неоценимый опыт. На лотке стояли мои одноклассники, прогуливая щколу по-очереди. Я же занимался логистикой. Такого слова я еще не знал, но именно что scm (supply chain management) я и занимался. Тут конечно не обошлось без криминала.

На одном из лотков появились русско-латышские словари. Чувак продавал их по несколько десятков в день. У всех бомбануло, но я купил один, и там на задней странице был адрес типографии. Я был мал, подросток вообще, потому взял в союзники дядю Васю, хозяина соседнего лотка. Его тож батхертило что весь ажиотаж не у него. Мы пошли в издательство, и там выявилось что они на пробу напечатали 5000 словарей, но их уже все купили. А следующий тираж они могут сделать через 3 месяца, и то если деньги вперед.

Это конечно никого не устроило, так и ушли.

Назавтра на соседнем столе был словарь, и продавался о я ебу как. Я нанял местных беспризорников следить за каждым шагом конкурента.

И еще через день оборванец доложил мне что у сережи рядом в переулке припаркован жигуль-универсал, набитый словарями.

В субботу на моем столе были залежи словарей. Где-то догорал остов жигулей, толи двойка, толи четверка. Двойка наверное.

Всё, устал писать мемуары.

Следите за обновлениями.