тут один френд меня спровоцировал


на продолжение сериала про машины. я раньше уж писал про запор, пришло время написать про аскону.

аскона была хорошей честной машиной. я купил её за 350 долларов, и она никогда не была записана на моё имя. после запора она казалась так близка к давно пройобаному диско, что начиналось казаться, что жизнь налаживается.

мы ездили на ней всюду, и она вообще не глючила. 2000 год, машина 1984, и она ехала! везла куда надо, стуча разъйобанной подвеской, попердывая полумертвым мотором, но ехала!

перед зимой я купил ей новые шины. такую малоподержанную шиповку из финляндии. финны канеш уже не стали бы ездить на таком говне, но, это латвия 2000.

это сыграло со мной злую шутку – на следующий день на первом же светофоре по свежему снежку мне в жопу приехала маршрутка.

погонщик газели предложил мне свою утреннюю выручку, как компенсацию того, что моя аскона из четырехдверного седана превратилась  в двухдверный хетчбек, тому што багажник разъебался впизду, и задние двери заклинило.

я отказался, и вызвал ментов.

через пару месяцев (ах, да, я совершил набег на гараж моего поло-любивого товарища, открутил от поло-трупа задние фонари, и приделал их к этой несчастной асконе) страховая объявила, что я не виноват, и аскона списывается в утиль, и мне к выплате 300 латов. это типа 500 баксов! но, забрать деньги может только владелец машины из техпаспорта!

я дажи нашел эту Рудите Берзиню, на кого помойка была записана, пообещал ей 100 латов за то, чтоб она прибыла из своих латальских ебеней, и подпиалась где надо.

блеать, я в то время был уже retired  career gangster, потому верил в словесные договоренности по телефону. мы  договорились встретится в офисе страховой в 11:00. я пришел, а рудите – нихуя. она пришла в 9:00 и забрала бабки. у меня подгорело!

И блеать, а чо делать? пацанам рассказать – так нет тех пацанов, я уж давно уволился. Районным гопникам – тож нельзя, мне на том районе еще жить, и они то думают што я чоткий пацан.

выход нашелся в этих самых гаражах, где мой пололюбивый друг арендовал бокс. Там нашелся дядявася тоесть дядяянис, который споро скинул движок и коробку с трупа асконы, и это было моё. Всё остальное с этого тела было его, при одном условии.

Условие было в том, что холодный труп асконы, чисто кузов, с номерами, прикрученными на проволоку спереди и сзади – будет холодной февральской ночью вытащен волоком на улицу Бривибас, и там брошен, перекрывая две полосы из имеющихся двух на широте кольца 6 трамвая.

Это условие было выполнено, и следующая серия мемуаров про машины – будет про аскону 2.0. 2.0 – это не про мотор, это про сериал.